Развитие отечественного АПК является одним из приоритетных направлений для нашей страны. Поэтому надеемся, что материалы публикуемые в журнале внесут достойный вклад в успешное развитие научного поиска, повышение значимости научных разработок, подъем сельскохозяйственного производства
 д. с.-х. н., профессор А.В.Алабушев

 

№3 2010

№2 2010

№1 2010

№6 2009

№5 2009

№4 2009

№3 2009

№2 2009

№1 2009

 

 

Теоретический и научно-практический журнал ISSN 2079-8733

УДК 633.2.033: 631.53.04

Г.В. Евсеева;
К.Е. Яковлева,
канд. биол. наук;
О.А. Голубева,
ГНУ Карельская ГСХОС Россельхозакадемии
kgshos@onego.ru

РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ СОЗДАНИЯ
И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ пастбищных агрофитоценозов
в условиях Карелии


Дана оценка продуктивности традиционных и усовершенствованных злаковых агрофитоценозов пастбищного типа.
It is given an evaluation of productivity of traditional and improved cereals agrophytocenosis of pasturable type.

 Ключевые слова: злаковый травостой, побегообразование, урожайность сухого вещества, энергетическая и протеиновая продуктивность.
Key words: cereal herbage, sprouting, dry substance productivity, energetic and protein productivity.

Введение. Пастбищные корма играют важную роль в питании животных в летний период. Доля пастбищных кормов в Карелии составляет всего около 10%, что ничтожно мало по сравнению с отечественными и зарубежными хозяйствами с развитым животноводством. Сорта многолетних злаковых трав западного происхождения, как правило, неустойчивы в составе травосмесей из-за более континентального климата России [1]. В настоящее время отечественными селекционерами созданы новые сорта райграса пастбищного (Дуэт), фестулолиума (ВИК 90), костреца безостого (Факельный), перспективные для использования в северных условиях [3]. Однако особенности формирования злаковых травостоев, созданных с включением этих видов, прежде не изучались.
Целью наших исследований являлось сравнение продуктивности традиционных и усовершенствованных злаковых агрофитоценозов пастбищного типа с включением указанных выше видов и сортов.
Материалы и методы. Полевой опыт заложен в 2006 г. на опытном поле Карельской ГСХОС на дерново-подзолистой среднесуглинистой почве с рНсол – 5,1…5,35, содержанием гумуса – 4,4…5,35; Р2О5 –38,0…56,0 мг/100 г; К2О – 17,4…26,7 мг/100 г. В качестве контроля использована базовая травосмесь тимофеевки луговой сорта Олонецкая местная с овсяницей луговой сорта Суйдинская (1), в числе опытных вариантов двухкомпонентная травосмесь тимофеевки луговой с кострецом безостым (2), а также трехкомпонентные травосмеси, в состав которых включены дополнительно райграс пастбищный (3) и фестулолиум (4 ).
Площадь учетной делянки 20 м2., повторность 4-кратная, размещение вариантов рендомизированное. Посев 2006 г., беспокровный. На всех вариантах ежегодно вносили фосфорно-калийные удобрения однократно в дозе Р60К90, азотные – дробно по 45 кг д.в. под каждый цикл использования. В год посева проводили уход за посевами, учет всхожести, фенологические наблюдения. В последующие три года (2007–2009 гг.) определяли также высоту компонентов и плотность травостоя, ботанический состав, урожайность сухого вещества, энергетическую и протеиновую продуктивность. Использование травостоя проводили в фазу пастбищной пригодности, 3 раза за сезон (имитация трех циклов стравливания). В работе использовали методики ВНИИ кормов им. В.Р.Вильямса [2], [4].
Результаты. В первый год использования травостоев их плотность в 1-м цикле составила по вариантам 1496…2068 шт./м2, причем введение третьих компонентов способствовало повышению общей плотности. Количество побегов тимофеевки луговой в опытных вариантах было в 1,3…2,9 раза меньше, чем в контроле, а костреца безостого в трехкомпонентных травосмесях – в 1,2…1,6 раза ниже по сравнению с их числом в двухкомпонентном варианте. Общая плотность травостоев к 3-му циклу увеличивалась в 1,6…1,8 раза во всех вариантах и составила 2351…3418 шт./м2, при этом интенсивность побегообразования овсяницы луговой и третьих компонентов возрастала в 2,3…2,8 раза, а костреца безостого – уменьшалась в 1,4…4,2 раза по сравнению с                 1-м циклом. Доля участия в травостое третьих компонентов повышалась на протяжении 1-го года использования, достигая к 3-му циклу 57,2% у райграса пастбищного и 65,0% – у фестулолиума. В 1-м цикле наименьшая урожайность сухого вещества (2,72 т/га) обеспечена в варианте с фестулолиумом, в 3-м и в целом за 3 цикла использования – в двухкомпонентной травосмеси с кострецом безостым (0,92 и 8,65 т/га соответственно), где наблюдалось также усиление засоренности травостоя несеяными видами. Наивысшие параметры урожайности сухого вещества, выхода обменной энергии и сбора сырого протеина в 2007 году отмечены в варианте с райграсом пастбищным (см. таблицу).
Во 2-й год использования в контрольном варианте к 3-му циклу интенсивность побегообразования тимофеевки луговой снижалась, а овсяницы луговой – увеличивалась в 1,75 раза, что позволило сформировать самый плотный среди изучаемых вариантов травостой (3200 шт./м2). К 3-му году жизни кострец безостый достиг полного развития, плотность двухкомпонентного травостоя с его участием увеличивалась, интенсивность кущения к 3-му циклу возрастала. По сравнению с предыдущим годом общая плотность трехкомпонентных травостоев уменьшилась из-за низкой зимостойкости третьих компонентов, особенно фестулолиума, число побегов которых снизилось, и составила по циклам 1344…2428 шт./м2. Доля участия в формировании урожая этих компонентов хотя и оставалась ниже уровня предшествующего года, но повышалась на протяжении пастбищного периода. Отмечено, что массовая доля райграса пастбищного к 3-му циклу превышала долю фестулолиума (47,4 и 38,2% соответственно). Показатели продуктивности трехкомпонентных травостоев в 1-м цикле уступали контролю, во 2-м цикле в варианте с райграсом – превышали, а в 3-м – были на уровне контроля. В целом за пастбищный период вариант с фестулолиумом уступал остальным вариантам только по выходу обменной энергии с 1 га.
В 3-й год использования плотность травостоя в 1-м цикле составила 1589…3211 шт./м2 и выше всего была в контрольном варианте, за счет высокой интенсивности побегообразования овсяницы луговой, немного снижающейся к концу пастбищного периода. Плотность двухкомпонентного варианта с кострецом безостым возрастала лишь к 3-му циклу в 1,3 раза, а трехкомпонентного варианта с райграсом пастбищным – в 2,1 раза уже ко 2-му циклу из-за усиления побегообразования всех компонентов и в особенности райграса пастбищного. Интенсивность побегообразования костреца безостого увеличивалась на протяжении пастбищного периода во всех вариан-тах; высокая засоренность несеяными видами по-прежнему сохранялась только в двухкомпонентном травостое с его участием. На протяжении пастбищного периода доля участия в формировании урожая райграса пастбищного повышалась с 9,5 до 39,6%, тогда как в случае фестулолиума она составила лишь 10,2–16,8%, что значительно ниже уровня двух предыдущих лет исследования. В первых двух циклах не отмечено существенных различий в урожайности и продуктивности травостоев, в 3-м укосе наибольшая урожайность получена у кострецово-тимофеечного травостоя. В целом за период урожайность всех травостоев на уровне контроля, хотя вариант с райграсом пастбищным превысил остальные по выходу обменной энергии с 1 га и обеспечил высокий сбор сырого протеина.
Все созданные злаковые травостои за три года использования обеспечили высокие средние показатели продуктивности на уровне контрольного варианта; по выходу обменной энергии с 1 га посева некоторое преимущество имел вариант с райграсом. Несеяные примеси не влияли на формирование урожая травостоев, за исключением кострецово-тимофеечной травосмеси, в которой на протяжении всех лет исследований отмечена высокая засоренность разнотравьем и внедрившимися злаками.
Выводы. Злаковые травосмеси с включением костреца безостого и отечественных сортов райграса пастбищного и фестулолиума при трехкратном режиме использования способны формировать высокопродуктивные фитоценозы, не уступающие травостоям с участием тимофеевки луговой и овсяницы луговой. В течение первого года использования массовые доли третьих компонентов в урожае одинаково высоки; в последующие годы участие в формировании урожая райграса пастбищного снижается в меньшей степени по сравнению с фестулолиумом, при этом возрастает участие в формировании урожая тимофеевки луговой и костреца безостого.


Продуктивность пастбищных травостоев по годам использования
(2007 – 2009 гг.)

 

Варианты опыта

Урожайность сухого
вещества, т/га

Выход обменной энергии, ГДж/га

Сбор сырого протеина, т/га

2007

2008

2009

сред-няя

2007

2008

2009

сред-ний

2007

2008

2009

сред-ний

1. Тимофеевка луговая + овсяница луговая (контроль)

10,37

9,25

9,38

9,67

106,8

93,3

96,4

98,8

1,34

1,14

1,34

1,28

2. Тимофе-евка луговая + кострец безостый

8,65

9,37

8,61

9,21

90,8

94,7

88,8

91,4

1,18

1,22

1,29

1,23

3. Тимофеевка луговая + кострец безостый + райграс паст-бищный

11,25

8,52

9,67

9,81

116,2

91,6

100,1

102,6

1,33

1,10

1,43

1,29

4. Тимофе-евка луговая + кострец безостый + фестуло-лиум

9,80

8,12

9,62

9,18

100,9

82,5

99,9

94,4

1,24

1,13

1,43

1,27

НСР05

1,30

1,79

1,57

1,16

 

 

 

 

 

 

 

 



Литература

    • Кутузова А.А. Клеверо-райграсовые травосмеси для пастбищ Нечерноземной зоны // А.А.  Кутузова, Е.Е. Проворная, Е.Г. Седова / Кормопроизводство. – 2007. – №4. – С. 6–10.
    • Методические указания по проведению полевых опытов с кормовыми культурами. М.: Россельхозакадемия, –1997. – 156 с.
    • Привалова К.Н. Формирование раннеспелых травостоев на основе райграса пастбищного и фестулолиума // К.Н. Привалова, Р.Р. Каримов / Кормопроизводство. – 2007. – №6. – С. 7–10.
    • Программа и методика проведения научных исследований по луговодству. – М.: Россельхозакадемия, ВНИИ кормов им. В.Р. Вильямса. – 2000. – 86 с.

     

© 2009 ГНУ ВНИИЗК
им. И.Г.Калиненко
Главная | Поиск | Авторам | Контакты | Архив